Как боролись с эпидемиями в СССР. Случай декабря 1959 — января 1960 годов. How to deal with epidemics in the USSR. The case of December 1959 — January 1960.

перед посадкой в Москве

10го марта, ровно неделю назад старший сын возвращался домой через Лондон и Москву. На мой вопрос
— Где проверяли температуру?
ответил:
— В Хитроу проверяли, у нас в Москве — нет. Единицы из работников аэропорта были в масках. Вышел, получил багаж и улетел другим рейсом на Краснодар. Проверили в Краснодаре, на выходе.

13го марта через Москву летел младший сын. Та же самая история.

Я, конечно, понимаю, рейсы ночные, хочется расслабиться. Но возникает вопрос: а вирус что, ночью никого не заражает? Надеюсь, сейчас ситуация изменилась!

В связи с этим вспомнился один случай, который случился ещё в Советском Союзе. Я тогда ещё не родилась, но в истории эпидемиологии он остался.

Как боролись с эпидемиями в СССР.

60 лет назад, ранним утром в самый канун нового 1960 года в московском Внуково сел самолет из Индии с известным художником, дважды лауреатом Сталинской премии, Алексеем Кокорекиным. Алексей Алексеевич прошел паспортный контроль и, как полагается, поехал к любовнице. Хотя немного покашливал, но кого удивишь кашлем в зимней Москве?
Домой он добрался на следующий день, отпраздновал с родными приезд, раздал подарки. Кашель тем временем усиливался, температура поднималась и он отправился к врачам.

Госпитализировали его сразу – ему становилось хуже буквально на глазах. А к вечеру он умер. Вскрытие проводили в присутствии заведующего кафедрой академика Н. А. Краевского. По счастливой случайности у Николая Александровича гостил старый друг, патологоанатом из Ленинграда. Тот взглянул на труп и протянул: «Да это у вас, батенька, variola vera — чёрная оспа»…

больной чёрной оспой

К тому времени об ужасной болезни, выкашивающей в средние века города и страны в Советском Союзе подзабыли даже врачи.

В СССР с нею покончили путем всеобщей вакцинации еще в 1936 году. Но в Индии, где побывал Кокорекин, она встречалась. И он её подхватил в одной из тамошних провинций на церемонии сожжения скончавшегося от оспы брахмана.

Драматичность ситуации стала ясна на вторые сутки: вирус был диагностирован у
— сотрудницы больничной регистратуры, принимавшей художника,
— проводившего осмотр врача и даже
— больного, который находился этажом ниже, прямо у вентиляционного отверстия из палаты Кокорекина
— больничный кочегар подхватил оспу, проходя мимо его палаты.

Через пару недель у ряда пациентов Боткинской больницы появились такие же, как и у Кокорекина лихорадка, кашель и сыпь. В материале, взятом с кожи одного из больных в НИИ вакцин и сывороток выявили частицы вируса оспы. Стало понятно, что Москва и весь Советский Союз находятся на пороге эпидемии, которую не лечат.

В тот же день на срочном совещании у Хрущева был принят комплекс срочнейших мер, чтобы не допустить эпидемии оспы. Милиции и КГБ поручили в кратчайшие сроки выявить всех, с кем контактировал художник, начиная с момента его посадки на самолет в Индию. В группе риска оказались пассажиры и экипаж самолета, сотрудники аэропорта, коллеги, родственники, друзья. Вездесущее КГБ докопалось даже до любовницы.

Выяснилось, что за пару недель умерший контактировал с несколькими тысячами человек. Казалось, что выявить всех будет практически нереально. Но КГБ СССР, МВД и Министерство здравоохранения сумели устанавить и изолировать абсолютно всех, кто хоть как-то пересекался с художником. К примеру, одна из них принимала экзамены у студентов – в карантин сразу отправили сотни человек. Презенты из Индии для жены и любовницы через комиссионки расползлись по Москве, но на следующий день все посетители магазинов были установлены и помещены в карантин, а подарки сожжены на полигоне.

Боткинская больница перешла на осадное положение. Тысячи больных и сотрудников не могли покинуть ее стены. Из Госрезерва в Москву выехали грузовики со всем необходимым. Над Европой развернули самолет, которым из Москвы в Париж отправился один из пассажиров кокорекинского рейса.

Москва была полностью закрыта по всем канонам военного времени. В нее нельзя было ни въехать, ни выехать: отменены авиарейсы, прервано железнодорожное сообщение, перекрыты все автомобильные пути. День и ночь медики ездили по адресам, госпитализируя новых вероятных носителей оспы.

В инфекционных больницах ставились койки для карантинников и через неделю под присмотром врачей находилось 10 тысяч людей. Которые прямо или косвенно были связаны всего лишь с одним пассажиром из Дели.

Одновременно была начата срочнейшая вакцинация населения. В течение 3-х дней в Московскую городскую санитарно-эпидемиологическую станцию было доставлено 10 млн. доз противооспенной вакцины из Томского, Ташкентского институтов вакцин и сывороток и Краснодарской краевой санитарно-эпидемиологической станции. А медики всех предприятий и учреждений города кололи его москвичам и гостям столицы.

ИТОГИ: напрямую от Кокорекина заразилось 7 родственников, 9 человек персонала и 3 пациента больницы, в которую он был госпитализирован с нераспознанной оспой. От них заразились ещё 23 человека и от последних ― ещё трое. 3 из 45 заразившихся скончались.

Были вакцинированы 7 миллионов жителей и гостей Москвы, в том числе, умирающие.

Вакцинацию проводили 10 тысяч прививочных бригад, в которые, кроме врачей и фельдшеров, входили студенты медицинских вузов. Всего за месяц с вспышкой оспы было покончено. Но это было в другой стране, которой сейчас нет.

Всем здоровья!

На Главную.

Как боролись с эпидемиями в СССР. Случай декабря 1959 — января 1960 годов. How to deal with epidemics in the USSR. The case of December 1959 — January 1960.: 7 комментариев

  1. Вы правы — в том-то и дело, что это было в стране, которой уже нет. И не надо, конечно! Подобные драконовы меры были приняты в Одессе в Августе 1970 года, когда возникла угроза эпидемии холеры. Я вспомнила о том, как принудительно тестировали и отправляли на «обсирацию» (обзервацию) около двух миллионов как жителей, так и приезжих — лето в Одессе! — и мне ответили: «А как же защита личности?» Ведь слова «privacy» не существует в русском языке и перевести его невозможно потому что не существует такой концепции. Так что будем сидеть в самоизоляции и мыть руки, шею и уши до пояса, как говорила Рина Зеленая.

    Нравится 2 людей

  2. Моего отца, как и всех медиков, мобилизовали «на холеру.» По его сведениям, было всего несколько фатальных исходов, и в течение месяца от опасности избавились.

    Нравится 1 человек

  3. Спасибо за информацию. Таких сведений у меня, разумеется, не было. А вот как курортники буквально в мокрых «семейных трусах» бросались прямо с пляжей на вокзал, побросав все пожитки, и пытались уехать — это помню.

    Нравится 2 людей

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s